Преодолеть коррупционные факторы и спасти Николаев: наказ избирателей новым депутатам и мэру

Антикоррупционная общественная экспертиза городской целевой Программы реформирования и развития ЖКХ на 2015-19г, проведённая Фондом развития г. Николаева, выявила пакет корупциогенных факторов в Программе, которые должны быть устранены на основании ст55 ЗУ “О противодействии коррупции”.

Уходящий мэр с чиновниками пока не торопятся их устранять. Есть риск перекочёвывания этих факторов в бюджет города 2016г.

Если такое произойдёт, то должностные лица местного самоуправления должны осознавать, что за нарушения законодательства Украины, в том числе и бюджетного законодательства, предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность. Если принимается решение финансировать из местного бюджета работы/услуги, непредусмотренные полномочиями местного самоуправления (например,  поверка счётчиков, капремонты домов, (а с 2016 г. не только ОСББ но и всех остальных домов), утепления фасадов домов, о чём сейчас слышно со всех углов и др.) то эти деяния попадают под ст. 164-12 Кодекса про административные правонарушения и ст. 211 Уголовного Кодекса Украины (штраф 100-400 необлагаемых минимума или до 5 лет).

Аналитическое исследование «Добропорядочные муниципальные  услуги  ЖКХ г.Николаева»

Рассказывает эксперт ФРГН Татьяна Золотухина.

– Наш мониторинг состоял из двух частей. Первая – это общественная антикоррупционная экспертиза “Программы реформирования ЖКХ в г. Николаеве на 2015-2019 гг.”. Вторая – изучение эффективности реализации аналогичной “старой” программы, срок действия которой – 2010-14 гг.

– Что такое антикоррупционная экспертиза?

– Это проверка локального нормативно-правового акта, в нашем случае – решения органа местного самоуправления, на наличие в нем коррупциогенных факторов. Данный фактор это еще не коррупция, но наличие его – риск, способный спровоцировать коррупционные правонарушения, говоря еще проще – определенное искушение для чиновников злоупотребить властью, заложенное в нормативной базе.

– Это сложная тема для восприятия обычного человека, поэтому, если хотите довести свою точку зрения широкому кругу общественности, вам придется быть как можно проще, буквально “разжевывать” предоставляемую информацию.

– Да, тема действительно сложная. То, что мы повсеместно видим и в стране и в городе, это последствия – разбитые дороги, в которые вложены огромные деньги, завышенные затраты на те или иные товары и услуги, двойное финансирование и т.д. А сами корни “коррупционной болезни” кроются как раз в коррупциогенных факторах, заложенных в местной нормативной базе. Т. е. коррупция сознательно или бессознательно запрограммирована лицами, принимающими решения в местном горсовете.

Проведение антикоррупционной экспертизы, в том числе общественной, регулирует ст. 55 нового закона “О противодействии коррупции”. Выводы общественной антикоррупционной экспертизы обязательны для рассмотрения соответствующим органом власти или местного самоуправления. Печально, но судя по результатам наших обращений, наш горисполком самоустранился от решения данной проблемы. Что ж, будем обращаться в Национальное антикоррупционное бюро, хотя оно еще и не заработало в  полную силу.

Коррупциогенных факторов очень много. Один из них – “широта административного усмотрения или дискреционные полномочия”. Иными словами, в программе есть нормы с нечетким определением функций, прав и обязанностей, позволяющие чиновнику решать вопрос по собственному усмотрению, принимая любое решение, например такое, в котором он корыстно заинтересован.

Также нами обнаружены 6 “нарушений баланса интересов, коллизий в законодательстве”. Это возможность вводить для заявителей, потребителей услуг необоснованные барьеры и ограничения.

Аналогичные коррупциогенные факторы есть и в бюджетных программах, сформированных на базе изучаемой нами целевой программы.

– Вы можете привести конкретные примеры таких факторов?

– Безусловно.

В разделе 6 документа “Контроль за исполнением Программы” есть такое положение: “Общественный контроль за ходом выполнения Программы осуществляется представителями общественных организаций, устав которых предусматривает деятельность в сфере жилищно-коммунальных услуг”. На основании чего введено такое ограничение, если ни в одном документе высшей юридической силы его нет? С какой радости ограничивать этой нормой спектр общественных организаций, которые могут контролировать выполнение Программы? Коллизия – налицо.

Или вот такой пассаж раздела 3: “Разработка прозрачного механизма формирования цен и тарифов на продукцию и услуги предприятий, осуществляющих деятельность в жилищно-коммунальной сфере”. Такие механизмы – прерогатива центральных органов исполнительной власти, они утверждаются постановлениями Кабмина. Какой еще отдельный, “особый” механизм может быть в местном законодательстве? У нас тут, что, своя отдельная республика? Нет, друзья, самозваными “республиками” Украина уже сыта по горло.

Согласно п. 1.4.1. раздела “Мероприятия” на поверку домовых приборов учета планируют выделять бюджетное финансирование. Но в соответствии со ст. 11 закона “О метрологии…” приборы учёта (тепло, вода) должны проверяться организациями-поставщиками услуг тепло- и водоснабжения, и  данная услуга есть составляющая тарифа на воду и тепло. Если они «забыли» запланировать данные затраты в тарифе, то вопросы пусть задают внутреннему менеджменту предприятия. При чем тут вообще бюджет? Как видим, норму в местном акте ввели, но она противоречит закону “О метрологии…”.

Смущают пункты в Программе “текущий ремонт” и “подготовка к отопительному сезону”. Эти работы включены в тариф для населения (квартплата), есть соответствующее решение горисполкома. Почему же их должен оплачивать бюджет? Возникает риск двойного финансирования. Да, я прекрасно понимаю мотивацию авторов данной нормы: тарифы давно не пересматривались, они экономически не обоснованы, убыточны, ЖЭки бедные, несчастные и т.д. Но что-то я не встречала ни одного бедного, малообеспеченного начальника ЖЭКа.

А если серьезно, согласно законодательству о местном самоуправлении, решения горсовета и горисполкома должны быть коллегиальными. Так вот ни одного решения об уровне компенсации утверждённого тарифа  по сравнению с экономически обоснованным, или перечня и стоимости услуг в сфере эксплуатации жилья, выполняемых за счет городского бюджета не принималось, их не существует в природе. Сегодня нам говорят, что тариф экономически не обоснован. Я уважаю мнение отдельных должностных лиц горисполкома, но это только их мнение, а не коллегиальное решение органа местного самоуправления. Следовательно, нормативное предписание о финансировании из бюджета текущих ремонтов и подготовки к отопительному сезону должно быть удалено или уточнено. Ведь получается, что у нас на текущий ремонт домов списываются и средства бюджета, и деньги жильцов. Что за чей счет делается и куда уходят деньги – как-то не очень понятно. Вот вам и коллизия: есть одно решение исполкома – текущий ремонт за счет жильца, и другое решение – текущий ремонт за счет бюджета…

– Прямо, как знаменитое высказывание экс-мэра Сум Геннадия Минаева, когда он на сессии горсовета демонстрировал залу два противоположного содержания документа“В мене є колізія: підпис здес і підпіс здес”! Тот еще знаток української мови…

– А вот еще аналогичный пример в разделе “Мероприятия”: “Замена и ремонт внешних лестниц и козырьков подъездов”. Эти работы входят в текущий ремонт и заложены в тарифе. Опять двойное финансирование!

Особого внимания следует удостоить приложение №2 к программе. Это документ, регламентирующий предоставление “финансовой поддержки, дотаций и других платежей из бюджета коммунальным предприятиям, оказывающим социально важные услуги”. Смотрим п. 7.1.: “Финансовая поддержка на безвозвратной основе предоставляется на возмещение убытков конкретным предприятиям в случаях, когда действующим законодательством установлены условия хозяйствования, при  которых не обеспечивается возмещение затрат на производство товаров, работ и услуг”.

Во-первых, не определено, кому конкретно компенсировать затраты. Во-вторых, непонятно, за какие конкретные работы положены эти компенсации. С такой нормой широта полета мысли чиновника может быть практически безграничной, на бюджет можно навешать что угодно, любые траты.

И там же: “предприятию предоставляется финансовая помощь, если убытки, нанесенные предприятию стихийным бедствием, превышают суммы возмещений, предусмотренных действующим законодательством об обязательном страховании”. А в п. 1.8. сказано: “предоставляется дотация на покрытие убытков коммунальных предприятий, учредителем которых является Николаевский городской совет”. По факту непонятно, за что конкретно предоставляется финансовая помощь, а на что дотация. Какие конкретно стихийные бедствия имеются в виду, каким конкретно коммунальным предприятиям и почему именно им дается дотация. Ведь, выходит, что финансовая поддержка и дотация может предоставляться на одно и то же. В итоге имеем риск двойного финансирования.

– Мы говорим о целевой Программе реформирования ЖКХ. А что с бюджетными программами?

– Там тоже есть немало спорных моментов. Вот скажем, “Текущий ремонт кровель”. Напоминаю, текущий ремонт входит в состав тарифа. Нет вообще никакого решения органа местного самоуправления, что текущий ремонт крыш в каком-то процентном соотношении должен оплачиваться из местного бюджета. Тариф (квартплата) у нас  де-юре экономически обоснован, пока нет другого решения горисполкома.

Ещё. Бюджетная программа “Финансовая поддержка объектов ЖКХ” на 2015г., которая предполагает выделение бюджетных средств на дератизацию и дезинсекцию (борьбу крысами, мышами,  тараканами и другими насекомыми). Здесь налицо коррупциогенный фактор – завышение абсолютных значений результативных показателей. Так запланированная на 2015г стоимость дератизации 1 кв. м. составляет 1,18 грн., а дезинсекции – 4,14 грн. в год, хотя, реальная себестоимость таких работ – 50-70 коп. на кв. м. в год.

Проанализировав факты, я пришла к выводу, что в программу сознательно был заложен коррупциогенный фактор. Вот отчет об исполнении паспорта аналогичной бюджетной программы за 2014 г. Дератизация жилфонда заложена в размере 0,86 грн. кв. м в год, но по факту вышли на… 0,05 грн. На 2015г , напомню план- 1,18грн. Откуда такой колоссальный разрыв планового и фактического показателей? Разница – в 16,5 раз! И вопрос: проводилась ли дератизация на самом деле? Это вопрос контроля, ответ на него должны знать сами жильцы по фактическому состоянию дел с мелкими грызунами в их домах.

Тем не менее, в программе на 2015 г. заложена цена еще больше – 1,18 грн. Еще больше завышены показатели и в дезинсекции. Это словно сигнал для недобропорядочных поставщиков услуг: ребята, вы же видите, что цена завышена, welcome, нам нужен «откат». Это очевидный коррупциогенный фактор в бюджетной программе.

А вот бюджетная программа на 2015 г. – “Программа стабилизации и социального развития территорий”. Одно из заданий – организация и проведение конкурсов ОСН и ОСМД. А ведь это – собственные полномочия должностных лиц департамента ЖКХ, которые они должны исполнять в рамках своей зарплаты. Однако на администрирование проведения конкурсов забиваются дополнительные средства. За 2015г год должно пройти 14 конкурсов,  и проводят их консалтинговые фирмы или общественные организации, исполняющие обязанности должностных лиц департамента ЖКХ. Само по себе проведение 14 конкурсов в год (26 календарных дней на проведение одного конкурса) – это и не реально и не нужно. Налицо  и коррупциогенный фактор, и неэффективное использование средств бюджета.

В бюджетной программе по благоустройству на 2015 г. на содержание зеленых зон и санитарную очистку на 1 га в среднем забивается плановый показатель 124 тыс. грн. А вот по Киеву годом ранее он составил 17,5 тыс. грн. (у нас – 91 тыс. грн.). При этом в Николаеве план на прошлый год в 12 млн. грн. был практически выполнен – с небольшим кассовым разрывом. Управление экологии мотивирует такие траты в расчете на гектар зеленых насаждений тем, что у нас плохая приживаемость деревьев, всего 30%. Но согласно технологическим нормам приживаемость по нашему региону должна составлять не менее 90-95%. Больше того, в соответствии с нашей климатической зоной существует перечень зеленых насаждений, которые нам нужно высаживать. Березы в наших широтах, как известно, практически не приживаются. Конечно, можно хоть пальмы да кактусы сажать, вот только вопрос: зачем?

Но и это не все. В 2014 г. на т о, что проверить практически невозможно – окучивание и устройство лунок – было потрачена львиная доля всей суммы, выделенной на содержание зеленых зон – около 46%. По актам выполненных работ – это проверяли наши грантеры – у нас, оказывается, в ноябре-декабре, во время и после морозов 18-20градусов, производился полив зеленых насаждений, за что актами закрыты десятки тысяч гривен. Шедеврально!

Да, и еще. С 1 июля нынешнего года жильцы ОСМД, созданных в домах коммунальной собственности, утратили право на первый капитальный ремонт за счет бюджета. Однако такая бюджетная программа осталась. Зачем, если теперь она вступила в противоречие с украинским законодательством?

На приведенных примерах мы видим, что в нормативно-правовых актах на уровне города есть целый ряд прорех и недоработок. Мы проверили только одну целевую программу, а что твориться в остальных? Вывод очевиден: орган местного самоуправления должен привести свою нормативную базу в соответствие с нормативной базой центральных органов исполнительной власти. Но горисполком на наше обращение по результатам мониторинга два (!) месяца составлял ответное письмо, где говорится, что распоряжением городского головы будет создана рабочая группа. На сегодня мэр в Николаеве поменяется, и до принятия бюджета-2016 осталось полтора месяца (25 декабря – конечный срок), а никаких подвижек со стороны городской власти до сих пор не видно. Так что пока сохраняется риск того, что все коррупциогенные факторы перекочуют в 2016 г.

С результатами мониторинга мы обратились в Госфининспекцию. Сейчас эта структура проводит финансовый аудит Департамента ЖКХ по бюджетной программе благоустройства в г. Николаеве за 2013-,14 гг. и девять месяцев 2015 г. Наш следующий возможный шаг – обращение в Национальное антикоррупционное бюро. Надеемся, что в городских финансах будет наведен порядок.

Надежду нам дает еще и тот факт, что наше николаевское партнерство “За прозрачный местный бюджет” постепенно набирает силу. В его состав помимо Фонда развития г. Николаева входят газета “Вечерний Николаев”, Центр журналистских расследований, областная Федерация ассоциаций малого и среднего бизнеса. Партнерство поддержал ряд политических сил, шедших на местные выборы, в том числе и оба кандидата, вышедшие во второй тур выборов Николаевского городского головы – Игорь Дятлов (“Оппозиционный блок”) и Александр Сенкевич (“Самопомощь”), а также представители партий “Демальянс”, “Батьківщина”, БПП “Солидарность”, “Відродження”. Все они подписали “Соглашение о сотрудничестве и публичной ответственности”, согласно которому обязуются действовать прозрачно и открыто, содействовать диалогу между местной властью и общиной, поддерживать самоорганизацию и общественные инициативы, и, наконец, преодолеть корупциогенные факторы в местной нормативной базе.

Подготовлено пресс-службой проекта “За добропорядочный, прозрачный бюджет в г. Николаеве!”

Проект “За добропорядочный, прозрачный бюджет в г. Николаеве!” реализуется в Фондом развития г. Николаева рамках инициативы «Гражданское общество и медиа – за прозрачные местные бюджеты» при поддержке ООО ВОО «Комитет избирателей Украины», и партнерства “За прозрачные местные бюджеты!”, финансовой поддержке Евросоюза и Посольства Финляндии в Украине.

Антикокоррупционная экспертиза проведена в рамках проекта ФРГН «Добропорядочные муниципальные услуги в г.. Николаеве и области»» в партнерстве с Фондом« Открытое общество» при грантовой поддержке МФ« Возрождение »

Поділитись Постом

Post Comment