Польский опыт реформ как импульс для украинцев

Десять журналистов из Киева, Харькова, Луганска, Запорожья, Днепропетровска, Мариуполя, Черновцов и Черкасс в течение двух недель находились в учебной поездке по Польше в рамках образовательной программы «Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС и ее освещение в средствах массовой информации».

Основная цель стажировки заключалась в повышении осведомленности в вопросах интеграции Украины в Европейский Союз. Участники неделю находились в Варшаве, затем – в Познани, Щецине и еврорегионе Померания.

«Нужен импульс «снизу»

В Польше не устают повторять: чтобы выстроить новую Украину, успешно преодолеть путь реформ и попасть в Евросоюз, ей необходимы не только усилия правительства и госструктур, но и внутренний импульс, движение «снизу», которые бы привели в движение всю страну – как в Польше в 80-90е годы.

В Польше таким локомотивом движения стал не очень известный до 1989 года, оппозиционный профсоюз «Солидарность», который возглавлял активист, слесарь по специальности и будущий президент новой Польщи Лех Валенса. К новым силам в 90-е примкнули средства массовой информации, польская интеллигенция, люди сферы культуры – актеры театра и кино, литераторы , шоу-мены, которые получили и «отдали» в массы информацию о Евросоюзе – как живется на Западе, и что он может дать Польше.

В частности, именно СМИ убедили население в 2004 году выйти на референдум и проголосовать за Евросоюз, – рассказал бывший активист Солидарности, директор Громадського телевидения Кшиштоф Желинський . – Дело в том, что поляки очень не любят ходить голосовать, и в Польше явка на выборах всегда низкая. Кроме того, часть населения тогда также сомневалась по поводу того, нужен ли их стране Евросоюз, и нужны ли они Евросоюзу…

Эту мысль нам подтверждали несколько раз в самых разных учреждениях и СМИ.

Фактически, нынешняя политическая элита Польши, высшие чиновники госаппарата, руководство ведущих либеральных СМИ страны – по-прежнему выходцы из “Солидарности”. Правда, когда дело дошло до конкретных решений, особенно в социально-экономической политике, тут-то и выяснилось, что там были и социалисты, и правые консерваторы, и неолибералы и на этих «весах», при наличии «власти»и «оппозиции» принимались нелегкие решения и выстраивалась новая страна ..Хотя разделение между “Гражданской платформой” и “Правом и справедливостью” по-прежнему идет , и в основном – опять по линии социально-экономической политики…

Справка. Наиболее ярко о сути польской модели «мягкой трансформации» рассказывает Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:
 «Глубоко ошибается оппозиция, которая считает, что представителей правящего режима можно убедить собрать вещи и вдруг исчезнуть, оставив бразды правления людям, более достойным. Но столь же глубоко ошибается власть, полагающая, что серьезную, влиятельную оппозицию можно использовать для решения своих проблем, обещая взамен лишь подачки, а не реальное участие в управлении страной. Польская история показала, как в ходе переговоров происходит сближение позиций сторон и выработка компромисса.

В 1980-х власти Польши постепенно пришли к выводу, что эффективно управлять обществом, игнорируя оппозицию, они не смогут. Оппозиция, в свою очередь, поставила себя таким образом, что власти увидели в ней серьезного партнера для переговоров. Встал главный вопрос — о чем переговариваться.Поначалу для Ярузельского было важно остановить забастовки, мешавшие осуществлению экономических реформ. Вновь прибегать к силовому сценарию с подавлением “Солидарности” и введением военного положения оказалось опасно, поскольку так экономика могла совсем развалиться. Гораздо привлекательнее выглядело использование авторитета Валенсы для стабилизации положения. Однако в благодарность за поддержку “Солидарности” надо было что-то ей пообещать. Так возникла идея переговоров – “круглого стола”, который должен был определить будущее политическое устройство страны.Скорее всего, если бы правящие круги подозревали, чем закончатся попытки манипулировать оппозицией, они вообще не пошли бы ей навстречу. Но никто не смог предугадать последствий. В итоге начался процесс демократизации, который, как вскоре выяснилось, было уже не остановить.

“Круглый стол”, проходивший в феврале – апреле 1989 г., завершился решением о проведении относительно свободных выборов. При коммунистическом настоящая оппозиция к ним вообще не допускалась. Теперь же власти зарезервировали для себя большинство мест в Сейме (нижней палате парламента), но полностью демократизировали Сенат (верхнюю палату). “Солидарность” с этим согласилась.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ СТАТЬИ

Поділитись Постом

Post Comment